dots

(no subject)

при всём моём уважении к голландцам, все три гола в ворота сборной Украины организовали украинцы. Причём критические ошибки допускали все защитники и вратарь. Под прессингом играть не привыкли и не умеют. И опять же, при всём уважении к нидерландцам, оставшиеся два гола тоже организовали украинцы.
dots

(no subject)

и вот теперь турки, отморозившись в первом матче, сохранили силы на следующий, с уставшим Уэльсом. Это я к тому, что наши команды в порыве героизма часто выкладываются в первом матче с сильным соперником, а потом сливают два оставшихся.
dots

(no subject)

Блин, ну я тут пошутил, что Блинкен небось выходец из российских евреев, бывший Блинкин, а потом залез в Википедию...
dots

(no subject)

Вспомнилась чего-то маккартниевская Monkberry Moon Delight, переслушал весь альбом. И какая теперь песенка крутится неделю в моей голове? Правильно - Back Seat of My Car.
dots

(no subject)

Сижу, слушаю на ноуте интернет-радио и вспоминаю. Такое чувство, что половина моей жизни прошло рядом с радиоприёмником. Сначала это была радиола "Харьков", по названиям городов на шкале которой я учился читать. Меня до сих пор удивляет, что ни одна из чёрточек на шкале не соответствовала радиостанции подписанного города. Это был какой-то выдуманный нарисованный радиомир. Звук у радиолы был густой, низких частот хватало, с высокими было хуже, да и откуда высокие у АМ радиостанций. Потом появились транзисторные приёмники, сначала Альпинист, потом ВЭФ-201, куда ж без него. Исчезли и низкие, звук стал сухой и плоский. Зато по радио Маяк раз в неделю Виктор Татарский крутил "западную эстраду", и я впервые там услышал Yellow River и Stairway to Heaven. Но главная музыка прилетала всё-таки из-за рубежа - радио Швеция, Голос Америки, BBC World Service и прочие ретрансляторы помельче. Так вот, слушаю я сейчас интернет-радио на ноуте, и звук ну в точности как из транзисторного приёмника Альпинист. Хотя шумов, конечно, поменьше, совсем нету шумов.
dots

(no subject)

 а вот, кстати, ну как кстати, к карантину, вторая десятка моих самых любимых книжек за всю жизнь. Их, правда, восемь. В оправдание хочу заметить, что в первой десятке тоже восемь. Ну так получилось.
1. Брох. Смерть Вергилия.
2. Булгаков. Мастер и Маргарита.
3. Воннегут. Бойня номер пять.
4. Гессе. Игра в бисер.
5. Достоевский. Братья Карамазовы.
6. Лермонтов. Герой нашего времени.
7. Маркес. Сто лет одиночества.
8. Метьюрин. Мельмот Скиталец.
dots

(no subject)

а теперь представьте моё удивление, когда я за какой-то надобностью полез в интернет в Периодическую таблицу элементов (им. Менделеева) и обнаружил там вместо обычных восьми столбцов восемнадцать.